Кризис 1-го года, как и кризис новорожденного, приходится на психологический пренатальный период. Почему пренатальный? Действительно, в педиатрии этот этап уже имеет другое название, но мы говорим о психологии. Так вот психологическое рождение отстает от рождения физического на три (!) года.

Рождение человека в медицине — это переход живого организма в новую среду (акцент на физические, физиологические, химические связи). Психология рассматривает роды как переход человека к новым психическим связям с миром (меняются представления о мире, ощущения, чувства).

Динамика физиологических и психологических процессов здорово отличается. В психологии есть понятие «рождение личности» как психологическое рождение человека. Оно, как правило, происходит только к трем годам.             Это не означает, что до того у человека нет психики и нет индивидуальных особенностей. Психика — это способность воспринимать, чувствовать мир, иметь к нему определенное отношение, и ее индивидуальные особенности заложены в человеке генетически. Однако для полноценного психологического рождения требуется время на созревание, но не 40 недель, а гораздо больше. Соответственно психологический пренатальный период исчисляется от зачатия (и даже раньше) до 3-х лет включительно.

Первый год жизни — это фундамент психологического созревания ребенка, и значимость его неоспорима.

Задачи ребенка

  1. Сформировать способность к отделению от мамы на физическом уровне.

            К концу первого года жизни ребенок по-прежнему остается в диаде с матерью, но теперь это прежде всего психологическое единство. На физическом уровне ему необходимо понять и принять отдельность своего тела. Теперь — под ладушки, что на головку сели — он приходит к пониманию, что ручки-ножки у него свои и головка своя. Он постигает свои новые физические возможности: сначала научается ползать, затем ходить, прятаться, убегать от мамы, — и ему хочется насытиться неожиданной самостоятельностью!

Руки поддаются управлению быстрее, чем ноги, потому первые попытки физически отделить себя от мира предпринимаются «в ручную». Ребенку открываются новые предметы и их свойства. Руки стараются все ухватить, чтобы бросить и посмотреть, как, например, из одной чашки получается много мелких скорлупок, а из одной игрушки может получиться кучка предметов, как открывается комод, как стучит крышка по сковородке и просыпается мука. Кроме того, руки отваживаются даже посягнуть на святое святых — дерутся с мамой!

Задачи родителей

  1. Выработать навыки правильного реагирования на агрессивные проявления годовалого ребенка.

Главная родительская трудность в период кризиса 1-го года состоит в том, что в это время они впервые сталкиваются с механизмом обесценивания со стороны ребенка.

Механизм обесценивания является необходимым условием младенческого отделения, без которого не может быть дальнейшего развития (этот же механизм продолжает действовать и во взрослом возрасте!). Если маму шокирует, что сын (дочь) начинает вдруг драться, кусаться, царапаться и т.д., если в ответ они впадают в состояние собственного внутреннего дитя (обижаются, пугаются, что из их милого зайчика вырастет «бандит»), то ребенок, по-прежнему существующий в психологической диаде, чутко улавливает мамину тревогу и тревожится в ответ. Он интуитивно считывает мамин аффект и впадает в ту же «плохую» реакцию: гнев, страх, раздражение. Справляться с такими чувствами он тем более не умеет.    Маме важно научиться не только сохранять эмоциональную устойчивость или быстро возвращать себя в позицию взрослого, но и называть словами эмоции ребенка («я вижу, что ТЫ сейчас злишься»). Это поможет ему познакомиться с миром чувств и в дальнейшем успешно развивать эмоциональный интеллект.

Если же мама не научится справляться с своей эмоциональностью и застрянет в позиции внутреннего дитя, то спровоцированные ею же ответные детские аффекты будут усиливать общее напряжение. Так обычно начинается бег по кругу (психологи называют его циклом с круговой причинностью), когда и концов не сыщешь, откуда что пошло.

Таким образом, выводы следующие:

А) Маме, папе (желательно, и всем остальным членам семьи) необходимо вооружиться знаниями об особенностях развития ребенка, чтобы понимать естественность механизма обесценивания и значение «плохих» действий.

Б) Использовать знания о механизме обесценивания во благо, а не во вред ребенку.

  1. Заложить базовую установку относительно психологических границ «Я — Другой» в коммуникации (к слову, грамотное решение этой задачи является важнейшей родительской инвестицией в психологическое здоровье любимого чада).

Это про то, что главным условием отдельности должно стать взаимное уважение сторон.

Маме (папе) не надо, схлопотав по левой щеке, молча подставлять правую. Родителям необходимо твердо проговаривать, что им больно, что бить маму (папу) нельзя. Без конкретного и последовательного реагирования со стороны родителей ребенку не разобраться, где начинается свое «Я», а где уже «Я» другого.

Родители обязаны прийти к осознанию, что границы на основе уважения — это про любовь, а бездумное потакание и попустительство — это про вредительство, расплачиваться за которое придется всю жизнь обеим сторонам.

  1. Научиться быть последовательными в ряде необходимых ограничений, касающихся безопасности и здоровья ребенка.

Это тоже про границы, но чуть другие. Они касаются больше организационных и предметных аспектов. На фоне расширившейся детской самостоятельности (а ее следует постепенно расширять!) ограничительная структура должна оставаться строгой. Во-первых, для ребенка четкие пределы «можно/нельзя» — это опора, а их отсутствие — хаос. Младенческой психике хаос не под силу. Во-вторых, ребенок еще требует, чтобы его бдительно оберегали — слишком много опасностей (розетки, иголки, стулья, ящики, тяжести, машины и т.д.).

(Продолжение следует)