Сегодня о подростках не пишет только ленивый. И слава Богу. Волшебных рецептов в книжках и статьях не найдешь — нет их. Но чем больше накопится знаний об этом непростом периоде в жизни семьи в целом, тем вероятнее найти свой, индивидуальный стиль поведения со своим, конкретным подростком. Короче, тут про горе от ума речи нет. Все однозначно: больше ума — меньше горя.

Итак, кризис переходного возраста — самый что ни на есть кризис. Если говорить обобщенно про кризисные возрасты, развития, то ребенку в процессе эволюции всегда важно опираться на взрослого, а взрослому необходимо научиться не бессознательно реагировать на ребенка, а понимать, для чего и почему он это делает. Для рефлексии такого рода требуется самому повзрослеть. А не повзрослеешь… — значит, с наступлением пубертатного периода у сына или дочери провалишься не только в их пубертат, но еще и в свой. Все личное, вовремя не решенное, подтянется и захлестнет с головой!

Однако оставим пугалки и к делу.

Начнем с того, что в подростковый возраст дети приходят с уже накопившимся багажом из базовых личностных образований: привязанность, совместная деятельность, эмоционально-волевая сфера, способы реагирования на стресс, потребность быть в обществе и устанавливать теплые связи с другими людьми, Я-концепция, полоролевая идентичность (кто я как женщина/мужчина). С развитием багажа детского опыта напрямую связано решение задач переходного периода.

Почему возраст называют «переходным»?

Под переходом подразумевается прощание с детством и встреча с юностью. От юности до взрослой жизни один шаг, поэтому для здорового дальнейшего личностного становления подростку принципиально важно перейти из детского зависимого сознания в сознание самостоятельное.

 Генеральная программа развития подростка — осознать свое индивидуальное «Я», свое отдельное место в мире и тем самым обрести психологическую независимость (до финансовой и территориальной ему еще далеко, но при благоприятном психологическом отделении практические вопросы закрываются гораздо проще).

Конечно, когда мы говорим про такую серьезную возрастную задачу, то важно понимать, сколько на это потребуется времени. Не случайно в подростковом периоде принято определять две волны. Первая стадия примыкает к детству, вторая к юности (границы пластичны и индивидуальны). Без помощи родителей ни ту, ни другую не пройти.

Предъявлений со стороны психики тут множество. На процессы психические (эмоциональные ощущения) неминуемо влияют сопутствующие физиологические процессы: бурный физический рост, гормональный всплеск, изменения в ЦНС. Знакомый с 3-х лет психический механизм сравнения приобретает гротескные формы. Подросток сравнивает себя повсеместно и со всеми, причем часто сравнения бывают не в свою пользу: то прыщей больше, то роста не хватает, то с грудью что-то не так.

Задачи подростка

1.Отделиться от родителей психологически.

По сути, это попытка ответить на вопрос «как я буду дальше жить будучи отдельным человеком».

2. Понять, кто есть «Я» (этот вопрос, как правило, переходит в кризис среднего возраста — человек и в 40 лет ищет себя).

Чтобы на этот вопрос отвечать, подросток начинает экспериментировать. То я это хочу, то не хочу (ношу, делаю, играю и т.д.). Подростковый концепт: если я это не примерю на себя, то как я пойму, что это мое (не мое). Истории, навязанные из вне, подростками не принимаются.

3. Понять, кто есть другие.

Усваиваются законы общения в более взрослом формате, поэтому тут требуется очень много общения (группы, битвы, бурные выяснения отношений и т. д). Накапливается и осмысляется опыт взаимодействия (как я реагирую в конфликте, что делаю, как реагируют другие и т.д.).

4. Полоролевая идентификация (отождествление себя с человеком определенного пола, обретение соответствующих психологических и поведенческих особенностей, в том числе особенностей типичного ролевого поведения).

Подросток отвечает на вопрос «кто я как мужчина/женщина», многое пробует, и родителям не всегда все известно.

По досконально не проверенным, но все же накопленным данным, 97% населения Земли с задачами подросткового возраста не справились и тащат их за собой в хронологически взрослую жизнь. Увы, для нашего времени застревание человека на не соответствующих биологическому возрасту фазах психологического становления стало типичным. Социальное развитие общества удлинило детство, а «продолжительное детство делает из человека виртуоза в техническом и интеллектуальном смыслах, но оставляет в нем на всю жизнь след эмоциональной незрелости» (Эрик Эриксон). Отсюда и вытекают задачи прогрессивных мам и пап.

Задачи родителей

1. Помнить, что для любого отделения (в предыдущие возрастные кризисы это уже проходили) психика использует механизм обесценивания.

В подростковом возрасте молодое поколение отстаивает право на СВОЮ жизнь, поэтому обесценивание зашкаливает. Эта ситуация ставит взрослых в тупик. Родительская сверхзадача сводится к тому, чтобы видеть в обесценивании процесс развития, определяющий будущую жизнь всей семейной системы, а не просто голое хамство. Если отчаянная обида на несправедливость все-таки накрыла, то пора срочно налаживать диалог с собственной (внутренней) детской частью, чтобы вернуть себя во взрослую позицию и остаться опорой для своего чада (это родительская ответственность, связанная с глубинными процессами, поэтому уместно обратиться к профессиональной поддержке.

2. Как бы ни было трудно, необходимо твердо и одновременно гибко держать личные границы (можно — нельзя по отношению ко мне), границы ответственности (твое — мое, ты должен — я должен и т.д.), и доверия.

Подросток будет с родительскими границами бороться, но они для него и есть опоры, такие же важные, как режим дня для малыша. Подросток их ищет (специфически, конечно) и на них ориентируется. Аморфный, во всем потакающий стиль родительского поведения так же опасен, как крайне авторитарный и/или даже асоциальный. Требования должны быть обязательно! Другой вопрос, что теперь доносить их тем более следует в рамках взаимного уважения. Для подростка уважение его личности имеет принципиально значение. Если родители удерживают принцип уважительного общения даже в условиях тотального обесценивания, то для подростка это высший пилотаж коммуникации, фундамент его самооценки, пример завидной устойчивости (истинной взрослой силы) и очень здоровая модель психологической зрелости.