Жили женщины веками и верили: их удел – семья. Образ хранительницы семейного очага воспевался из поколения в поколение. Девушки с ранней юности предавались мечтам о суженом, гадали в крещенские вечера, шили приданое.

А я замуж не хочу!

И вдруг мир словно перевернулся. Все увереннее звучат девичьи голоса: «Я замуж не хочу, а хочу карьеру и независимость». Вокруг так много интересного: образование, бизнес, путешествия, свобода! Какой муж? Какие дети? Надо самой на ноги встать, денег заработать, а там видно будет. Но чаще за словом «независимость» подразумевается не столько финансовое положение, сколько отсутствие супружеской ответственности.

Амбициозные цели требуют усердия, настойчивости, характера. Однако нашей женщине силы не занимать. Двадцатилетняя амазонка смело смотрит в будущее и готова покорить весь деловой или научный мир. В ее графике делу время, поклонникам час. И уж тем более, какие дети?!

Шла к независимости, а оказалась в одиночестве

Проходит восемь, десять лет, двенадцать лет. Карьера, диссертация, машина, фитнес в престижном клубе, Лазурный берег… Взгляд, правда, слегка потух. Вокруг все достали: «Ну что, замуж не вышла?» И как-то так противно многозначительно мычат: «Ммм…». Прежде она лишь весело отшучивалась, что, мол, пока на скамье запасных посидит, но теперь и мама начала дуть в ту же дудку. Раньше говорила: «Учись, доченька, не спеши», — а теперь ее немой вопрос будто оглушает.

Ну и пусть внутренний голос по-прежнему шепчет, что «уж замуж невтерпеж» пока не про нее, номаму огорчать нельзя, ведь у нее хорошая дочка! Может, вправду пора о семье подумать? Но жениха надо достойного найти: умного, состоятельного, любящего, внимательного, заботливого,как папа. А если папа не очень заботится или вовсе отсутствует в ее жизни, то домыслить идеальный образ отца поможет соответствующий архетип из коллективного бессознательного, как скажут психоаналитики. Ау, женихи достойные? Тишина. Бывшие поклонники либо «мелко плавают» и неинтересны, либо интересны, но «прибраны к рукам». Куда податься в поисках своего героя, да чтобы еще и родителям понравился? В интернете познакомиться можно, но как там «свой уровень» найти? Тратить время на кота в мешке жалко. А настроение все печальнее, и на место былого оптимизма просачивается холодок одиночества. Теперь уже не хочется независимости – хочется «женского счастья» и родителям угодить.

Как из ментальной ловушки угодить в жизненную западню

Ригидные установки типа «тебе уж 30, и твой поезд ушел», «все приличные мужчины давно женаты» дают всходы даже на самой неплодородной почве. Страх сорняком разрастается так, что доводит до панических состояний. А у фобии свой закон: чем больше стараешься избегать пугающей ситуации, тем паника сильнее. Можно по 20 часов кряду проводить на людях, но хоть на 4 часа придется вернуться домой, где «никто не ждет». И снова подушка мокрая от слезливой жалости к себе. Поэтому цель поставила, будто сама себе «фас!» сказала, и пусть рядом будет хоть стар, хоть млад, хоть чужой муж — лишь бы не быть одной!

Увы, отношения от безысходности или по принципу «на безрыбье и рак рыба» почти всегда обречены. Счастье в них призрачно, а боли, когда они рвутся, много. Факт разрыва словно подтверждает, что действительно «твой поезд ушел, время ушло, ты безнадежно опоздала — попыталась прыгнуть на последнюю подножку, да не в том направлении поехала». Разумные опровержения бесполезны, ведь перед нами «сильная, целеустремленная личность». Теперь она прочно застревает в ментальных ловушках: «Да, правильно говорили: опоздала, поезд ушел», — и под влиянием значимого мнения с настойчивым упорством ломает собственное мировоззрение о том, что замуж ей пока рано.

В такой ситуации внутренний конфликт неизбежен. По сути дела, к зрелым супружеским отношениям такая девушка еще не готова, но ей так важно быть «хорошей», соответствовать ожиданиям близких людей, все сделать «как надо», так хочется «заслужить» любовь, чтобы не быть отвергнутой. Она старается, но у нее не получается, и ей страшно от всего, что происходит. Аутоагрессия проявляется в виде уничижительных характеристик в собственный адрес, но ведь до недавнего времени она так в себя верила. От внутренней рассогласованности ей еще хуже! Теперь ей трудно себя простить занеспособность оправдать чьи-то ожидания, и она отчаянно пытается реабилитироваться.

При каждой новой попытке создания «хороших и правильных» отношений она прогнозирует, планирует успех, который неизбежно проваливается. Разочарования в себе и будущем наслаиваются одно на другое. Наступает полная растерянность: «Замкнутый круг. Безвыходность. Не знаю, что мне делать дальше, как жить дальше, куда идти». Вот он, «замкнутый круг» по Карлу Роджерсу: человек, веря в то, что его истинное «Я» отвергнуто другими, замыкается в своем одиночестве и, чтобы не быть отвергнутым, продолжает придерживаться своих социальных «фасадов». Далее — опустошенность. Проявляется несоответствие между действительным и идеализированным «Я».

Как миражи спасения от одиночества блокируют путь к истинной независимости

Чтобы облегчить переживания после разрыва отношений, она готова погрузиться в «суету сует», но тут же констатирует, что теперь ей тем более не с кем куда-либо пойти, «свободных» подруг нет, а у семейных другие интересы. При недостатке социального взаимодействия, удовлетворяющего запросы личности, чувство одиночества становится еще сильнее. К страху эмоционального одиночества, возникшего из-за отсутствия тесной интимной привязанности, добавляется ощущение изолированности в связи с потерей значимых дружеских связей, пропадает чувство общности. В итоге человек испытывает не только «беспокойство покинутого ребенка», но и тоску в результате социальной маргинальности. Стремясь как можно быстрее выбраться из тягостного состояния, он не только отдаляется от людей, но и, цитируя М. Хайдеггера, «бьет по другим, чтобы не утонуть». Иными словами, убегая от осознания одиночества, человек строит отношения, порождающие слияние, власть, величие.

На фоне внутренних противоречий бывает трудно разобраться в том, что корни неудач уходят в проблему сепарации и самоопределения. Каждая новая встреча с потенциальным партнером в подобных случаях является реализацией аффекта, акценты смещаются на самооценку, начинаются манипуляции. Ограничения, при которых мир и люди воспринимаются с точки зрения их полезности или опасности, а их ценность замечается только в зависимости от того, что онидают, не позволяют приблизиться даже к пониманию «зрелой любви» (Э.Фромм). Человек способен любить, только если он свободен от подобных ограничений, а также свободен от влияния, которое оказывает на нас ближайшее окружение и взгляды родителей, впитываемые с детства.

Изменить жизненную ситуацию можно тогда, когда удается сделать верные шаги на пути личностного развития — к автономии, индивидуации, самоконтролю, уважению и принятию индивидуальности другого. Это движение к сепарации, в которой и заключается истинная психологическая независимость. К такой независимости действительно стоит стремиться, поскольку личностная зрелость и самостоятельность – это самая главная защита от одиночества.