Ее многие называли «сильной». Она считала, что это справедливо, но с некоторых пор ей хотелось не этого. Гораздо больше ей хотелось быть счастливой.

            С первым мужем она познакомилась на первом курсе. Веселая студенческая тусовка, песни под гитару, романтика нежной любви. Им бы так хотелось не расставаться ни на минуту, но как? В студенческом общежитии, где она жила с подругой, отдельную комнату без штампа в паспорте было тогда не получить. В квартире его родителей им тоже места не было. Родители отношения сына не приветствовали — молод еще, надо встать на ноги, институт закончить, собственные деньги начать зарабатывать. Строгие запреты только подогревали желание сблизиться. И со всем пылом юношеского максимализма они вступили в борьбу за право быть вместе.

            Препятствия уступили целеустремленности влюбленных — в начале третьего курса они поженились. Цель достигнута, но триумф победы почему-то имел привкус растерянности. Сражаться с внешним миром за «быть вместе» теперь не надо, зато надо нести ответственность за сделанный выбор. Реальная семейная жизнь очень быстро умеет выявлять, стоит ли что-нибудь еще за страстью влюбленности. В данном случае оказалось, что нет ничего.

            Вскоре она забеременела. Беременность наполнила ее особой радостью. Хотелось внимательнее прислушиваться к себе и к новой жизни внутри своего тела. Муж тем временем начал отдаляться, все чаще уезжал к друзьям или в командировки, и постепенно их физическая и эмоциональная близость стала угасать. Тогда она всячески старалась себя успокоить: муж молодой, не готов к ее внешним изменениям, к новым обстоятельствам, к отцовству. Слышала, что такое часто бывает в семьях, надо только потерпеть, и готова была терпеть до последнего, лишь бы снова все было хорошо.

            С рождением сына лучше не стало. Интереса к ребенку муж не проявлял. Все чаще прикладывался к алкоголю, мог не прийти домой ночевать, вел себя замкнуто. Она чувствовала, что понятие «МЫ» для их пары больше не существует, но к выяснению отношений была совершенно не готова и с головой ушла в заботы о малыше.

            Так долго продолжаться не могло. Они стали чужими, холодными, далекими. Случайное, как это всегда бывает, стечение обстоятельств, вдруг пролило свет на неслучайности последних полутора лет. Оказалось, что у него давно есть другие интересы, другие планы на жизнь и другая женщина, с которой он начал встречаться примерно тогда, когда она — его жена — забеременела.

            Это конец. Мир ее ценностей, доверия, надежд в одночасье был опрокинут и смят. И не было понятно: это конец отношений или конец жизни. Казалось, вокруг не было ничего, кроме пустоты — пустоты чистого листа, на котором ни слова о том, как быть дальше.

            Нет, по-сиротски одинокой она не была. Родные окружали ее заботой, поддерживали, помогали. Постепенно силы стали возвращаться, а вместе с ними пришло решение с головой уйти в дело, чтобы выжить. Продолжать учебу, заканчивать институт, параллельно работать, чтобы не оставалось ни минуты на жалость к себе. Любовь к сыну наполняла жизнь смыслом: надо было его кормить, растить, воспитывать и для этого зарабатывать деньги.

            Умение ставить и достигать поставленные цели помогли ей справиться с трудными обстоятельствами, но теперь она только пахала, пахала и пахала. Подчинив жизнь правилу «первым делом самолеты», мужчин она не то что «отодвинула» на потом — она «задвинула» их в принципе как заслуживающих исключительно презрения. Раннее замужество лишило ее того периода юности, когда приобретается опыт широкого дружеского общения с молодыми людьми, в процессе которого можно лучше узнать как мужчин, так и себя в отношениях с ними. Оказавшись жертвой собственного незнания, она смотрела на противоположный пол исключительно сквозь призму пережитого предательства и верила только в одно: она все в этой жизни сделает сама, она непременно добьется независимости!

            Добилась, конечно. С ее-то характером и работоспособностью еще бы не сделать прекрасную карьеру! Давно позади институт и трудоустройство в престижную фирму, где от рядового специалиста она благодаря упорству, неутомимости, практическим навыкам и свободному английскому довольно быстро поднялась до позиции топ-менеджера. Потом снова учеба и снова повышение… Но на фоне успеха она, финансовый директор с дипломом МВА, красивая, уверенная, независимая женщина с завидным достатком, с грустью обнаружила дежавю: цель достигнута, а на душе кошки скребут.

            Мысли о семье становились все настойчивей. Желание, чтобы рядом был любимый и любящий мужчина, надежное плечо, чтобы еще были дети, не отпускало. В конце концов оно расшатало негативистские устои и превратилось в новую цель — «устроить личную жизнь». Но одного желания оказалось мало. Мужчины готовы были сотрудничать с ней в бизнесе, но вот увидеть в ней женщину — нет и нет. Это было обидно и вызывало недоумение. Она искренне не понимала, почему они выбирают других женщин, гораздо менее успешных и не таких симпатичных, а она по-прежнему одна.

            В интернете обнаружилось несколько тренингов по активизации женской энергии и по практике привлечения в свою жизнь мужчин. Новые знания помогли ей найти для себя более женственный образ и отчасти изменить поведение, но отнюдь не внутренний мир. Глубинные страхи, обиды, чувство предательства и устойчивые, практически уже неосознаваемые стереотипы относительно мужчин остались не затронутыми. Время шло, но, не имея свободных от первого горького опыта знаний и понимания о мужчинах, она продолжала жить в рамках своих однобоких и болезненных представлений о мире, подчиненных принципу «я сама».

          И тут что-то надломило ее максималистскую прямолинейность. Решение обратиться за психологической помощью возникло будто бы неожиданно, хотя близкие давно советовали сходить к психотерапевту. Но, видимо, чтобы совет оформился в сознании как собственное намерение, должна окончательно созреть потребность.

       Терапия стала для нее совершенно иным опытом — опытом здоровых отношений. В условиях поддержки и полного терапевтического принятия ее цели сместились с внешнего мира на мир внутренний, и в итоге она ощутила контакт со своими чувствами, которые так тщательно скрывала от себя под панцирем «сильной женщины». Приближаясь к своей сущности, знакомясь с природой своих переживаний, она училась понимать и принимать себя, а вместе с тем и других людей. Пришло осознание, что ее одиночество — это не сила, а слабость, под которую всегда можно подвести теоретическое оправдание легкого выбора: не умею строить отношения — живу одна и все делаю сама. Неожиданно для себя она пришла к выводу: распознать, что тебе встретился «свой человек», можно только почувствовав это. Кроме того, ее понятие силы наполнилось иным содержанием. Теперь она стала смотреть на силу личности как категорию зрелости, в частности — зрелости отношений. Для зрелых отношений характерна примерно такая позиция: «Мне не нужен этот мужчина для выживания, но он очень важен для меня, потому что интересен как личность, привлекателен сексуально, нам есть о чем говорить, чем поделиться. Если мы расстанемся, мне будет больно, но я не сойду с ума и не умру, так как я умею жить одна и жить вполне счастливо».

Ключевой момент зрелого союза — принятие друг друга такими, как есть, без доработок и переделок, когда каждый партнер чувствует, насколько другой для него ценен, и может открыто, то есть без манипулирования, это выражать.

            Наконец, она пришла к осознанию, что любовь мы не встречаем, а создаем. Научившись принимать себя в собственной целостности, включающей не только достоинства, но и слабости, мы научаемся себя любить в том смысле, который скрыт в заповеди «возлюби ближнего, как самого себя». Без умения любить/принимать себя как индивидуальность невозможно принять индивидуальность другого.

     Ее взаимоотношения с мужчинами постепенно становились более успешными. Желаемый результат оказался ближе, чем она предполагала. Сегодня она счастливая жена, мама теперь уже двух сыновей и по-прежнему уважаемая бизнес-леди. Так что счастье силе не помешало, при условии что сила теперь заключалась в личностной зрелости. И это не сказка со счастливым концом, а вполне реальная история…