Супружеский конфликт — это эмоционально реактивная бомба. Иногда достаточно даже не «слова за слово», а только лишь намека на разногласие — и понеслось! Ударная волна конфликта сносит все на своем пути, особенно наши мозги. Под «мозгами» в данном случае подразумевается здравый смысл, в частности — умение в пылу битвы логично рассуждать, слышать партнера, понимать себя.

Зачастую словесной перепалке предшествует зловещее длительное молчание, которое бывает тяжелее любых шумных разборок. Агрессивную «тишину» специалисты относят к особенно вредоносным формам реагирования, так как раздражение при этом особенно стимулируется домыслами. Чем дольше партнеры молчат, тем отчаяннее «кричат» их души от зашкаливающего эмоционального напряжения. И обязательно случится та последняя капля, за которой хлынет поток…

  • Эмоциональная реактивность не просто ухудшает сложившееся положение вещей — она приводит именно к тем результатам, которых мы больше всего хотим избежать.

Найдите свой «любимый» сценарий 

Из ряда наиболее типичных способов поведения в конфликте каждая пара, как правило, выбирает для себя свой поведенческий шаблон и попадает в свою ловушку стереотипного мышления. Возможно, некоторые из них покажутся вам «близкими знакомыми».

  конфликт крикjpeg1. Явный крик.

Мы открыто участвуем в конфликте, проявляя «детскую» реакцию: крики, обвинения, брань, взаимные оскорбления, критика, высмеивание, принижение достоинства друг друга (в худшем варианте случается рукоприкладство).

  • На пике гнева крайне трудно справиться с «детскими» реакциями и сохранить в себе взрослую часть себя, способную объективно выслушать другого или принять его позицию без обвинений и указаний. Сплетаясь в один клубок из двух нервных систем, мы не в состоянии рассматривать какую бы то ни было точку зрения,  кроме собственной.

Оскорбительное «детское» поведение чаще всего является проявлением защитной реакции. Мы чувствуем себя недооцененными, страдаем и кидаемся на обидчика, пытаясь защитить свое ранимое внутреннее «Я». Нам больно, и мы готовы на все, только бы эта боль прекратилась! Но в результате мы лишь усиливаем ответную атаку.

 игнорирование2. Дистанцирование.

Мы отдаляемся друг от друга:  чувствуя себя на взводе, мы держим дистанцию, расходимся по разным углам, общение приобретает лишь формальный характер. Мы можем даже избегать смотреть в глаза друг другу, но при этом — важно! — определенно знаем, где в доме находится другой – знаем постоянно.

  • Держась на расстоянии, мы пребываем в постоянном напряжении, буквально балансируем между стремлением к душевной близости и страхом перед болью, которую опасаемся получить в результате доверительной открытости.

Боясь открытых конфликтов, некоторые пары привыкают жить в отдалении друг от друга. Дистанция укрепляет отчужденность. Подобно явному крику, отчуждение подпитывает само себя, создавая новую норму. Эта норма может выглядеть вполне жизнеспособной, но обстановка в семье напоминает мир в условиях холодной войны.

изоляция в конфликте3. Изоляция.

Мы избегаем друг друга: мы нуждаемся в абсолютной эмоциональной изоляции, чтобы чувствовать себя способным жить нормально. Чрезвычайная форма отчуждения, побуждающая к мысли о разводе.

  • Изоляция себя от другого человека — это непроизвольная попытка реагирования на сильные негативные эмоции. Практически за каждым разводом стоит надежда жить лучше, но так как изоляция — это всего лишь реакция, то она редко разрывает эмоциональные связи и тем самым мешает справиться с эмоциями.

грабли4. Следование стереотипу (паттерну).

Натыкаясь в очередной раз на «мелочи», которые приводят нас в бешенство, мы начинаем реагировать и действовать по устойчивому сценарию. Так мы бессознательно запускаем стереотип (паттерн) отношений. Паттерн — это рефлексивная эмоциональная реакция, основанная на тревожности и страхе (чаще всего пары попадают под воздействие паттернов, сталкиваясь с конкретными проблемами относительно финансов, хозяйства, воспитания детей, секса).

  • Типичный стереотип  для отношений большинства пар — паттерн бездействия. Реагируя на стрессы в браке, один партнер начинает проявлять сверхактивность  и берет ответственность за все, а второй от всего отстраняется. Когда сверхответственный участник  вдруг устает отвечать за все, запускается цепочка реакций: сначала ворчание, затем пассивноагрессивное поведение, затем отчуждение и изоляция.  Дополнительный подвох: если пассивный супруг вдруг захочет стать более вовлеченным, то первый начинает чувствовать себя неуютно, так как лишается привычного права принимать решения единолично.

http://www.dreamstime.com/-image189178785. Треугольник.

Мы вовлекаем в свой конфликт третье лицо, образуя треугольник в отношениях. Треугольник всегда является реакцией на тревожность, возникающая при общении наедине друг с другом. Призывая третью сторону, мы получаем недолгое облегчение и создаем долговременную проблему в общении двоих.

  • В наших личных отношениях может быть задействовано много участников и соответственно — много треугольников. Муж часто оказывается в ловушке между женой и тещей, жена между мужем и свекровью, в отпуск пара всегда едет с детьми, чтобы заполнить эмоциональный вакуум и т.д

Почему важно определиться со своим традиционным сценарием?

Как только мы определимся со своим непроизвольным способом поведения в конфликте – мы становимся способными себе противостоять. Для начала стоит честно ответить на принципиальные вопросы:

  • В каких обстоятельствах, при обсуждении каких тем я реагирую «по-детски» чаще всего?
  • Когда я так поступаю, что надеюсь получить?
  • Срабатывало ли это хоть раз?
  • Готов ли я прекратить это, выдержать паузу и сделать чтото более надежное и эффективное?

Ответы на эти вопросы могут стать путеводителем к Вашему желаемому будущему. В проводники для начала можно выбрать семейного психолога, ну а дальше — дорогу осилит идущий.