В основе популярности формулировки «не сошлись характерами» лежит ее двойной защитный функционал.

В одном случае это ширма, за которой измученная переживанием развода пара может укрыться от излишне любопытных глаз. В другом — это благовидный предлог, под которым неудачи можно списать на нечто внешнее, а потому неподвластное и тем самым защитить себя от чувства вины, стыда, разочарования в себе, страха перед будущим.

Первый вариант вполне оправдывает себя как средство защиты личностных границ от бесцеремонного постороннего вторжения. Второй скорее выполняет функцию маскарада, при котором каждый прячется от самого себя.

Что скрывается под клише «на сошлись характерами«?

Говорят, брачный союз заключается сердцем. Но и расторгается он тоже сердцем. Люди женятся, потому что им «хорошо вместе», а расходятся, потому что им «вместе плохо«. И зачастую нет у этих «хорошо» и «плохо» рационального объяснения, зато есть очень много чувства. Это то, что они сердцем чувствуют, а не головой понимают.

Попытки сформулировать причины разлада на вербальном уровне чаще выглядят как перечисление недостатков и промахов другого, крайне редко -своих. Каждый злится на другого и под влиянием гнева формирует свою версию несложившихся отношений, где в основном «виноват ты». Не удивительно, что по содержанию версии кардинально расходятся.

Если во взаимодействии партнеров «ты-концепция» играет ведущую роль, то это повод задуматься об их психологической зрелости (возраст по паспорту в данном случае значения не имеет!). Инфантильность и эгоизм препятствуют здоровому развитию отношений. В огне постоянных ссор сгорает любовное чувство. На пепелище, как цветок-пожарник, кустится сначала отчуждение, затем — раздражение, затем откровенный гнев. А дальше — кого насколько хватит…

Признаваться в истинных причинах развода бывает трудно даже самому себе. Менее травматично списать ответственность за неудачу на партнера: мол, характер у него дурной, переделать его(ее) мне не удалось, жить с таким(ой) невозможно. Что тут еще скажешь, кроме как «не сошлись характерами»…

Развод это всегда очень больно!

Но что бы ни говорилось про характеры, счастливых при разводе нет — страдают оба супруга. Тяжелее тому, кто еще не разлюбил и не готов расстаться. Его любовь подпитывает надежду на возрождение чувств. Он пытается как-то спасти ситуацию, но каждая такая попытка отзывается собственной болью (сердце-то не обманешь) и болью другого (ну зачем это все!!!). Одному супругу трудно смириться с утратой своей значимости и принять реальность «меня разлюбили!». Другому, который разлюбил, тоже тяжело: во-первых, он живет с нелюбимым человеком, во-вторых, разочарован в своих ожиданиях и в себе («я не смог(ла) сохранить», «я бросаю — это плохо!»). И у каждого из них есть страх перед будущим, особенно, если в браке уже родились дети.

Кто решится «огласить приговор» браку?

Чаще тот, кто первым утратил влечение к другому. У него раньше формируется установка на уход. Испытывая мучительное ощущение дискомфорта из-за разлада в паре, он всячески стремится избавиться от стресса и вернуть душевное равновесие. Развод ему представляется средством избавления от душевной боли. Но станет ли это началом возрождения или навсегда останется точкой в его семейной истории, зависит от потенциала конкретной личности.

Статистика показывает, что те, кто пережил развод в первые годы брака, то есть в период адаптации, впоследствии устраивает свою личную жизнь вполне успешно. Это объяснимо. Испытания, тем более такие суровые, как развод, в большинстве случаев все-таки побуждают людей к взрослению. Постепенно ими приобретаются навыки принимать мир с большей терпимостью, проявлять человечность и ответственность.

Итак, что в эпикризе?

К истинным причинам скоропалительных разводов следует относить не «его/ее недостатки» и не «разницу в характерах», а собственную психологическую незрелость. Заметить ее и справиться с ней можно только самостоятельно. Хотя нет! У нас есть верная помощница — жизнь, которая бьет по голове! Когда жизненные концепции пересматриваются, инфантильность уступает место зрелости. Пройдя через личностные изменения, мы оказываемся действительно в состоянии справиться со всеми требованиями, которые предъявляет нам роль семьянина.